• Главная
  • Новости
  • Артисты Takamine: Нильс Лофгрен о своей философии и сотрудничестве с Нилом Янгом и Брюсом Спрингстином

Артисты Takamine: Нильс Лофгрен о своей философии и сотрудничестве с Нилом Янгом и Брюсом Спрингстином

Артисты Takamine: Нильс Лофгрен о своей философии и сотрудничестве с Нилом Янгом и Брюсом Спрингстином

Записывая свой предпоследний альбом “Barn”, Нил Янг и его коллектив Crazy Horse, помимо всего прочего, находились под сильным влиянием от потери многих своих друзей: от верного менеджера Эллиота Робертса до великолепной вокалистки Николетты Ларсон - слишком многие важные для группы люди ушли так внезапно на протяжении всех этих лет. Пожалуй, одной из самых сокрушительных потерь можно назвать гибель от передоза талантливого гитариста Crazy Horse - Дэнни Виттена.

Нильс Лофгрен, заменивший его на этом месте, комментирует, что мог бы закончить так же: “Если вы страдаете от зависимости подобного рода, у вас есть три варианта: вы либо завязываете, либо отправляетесь за решетку, либо - отправляетесь на тот свет”, - считает Лофгрен.

Нильс известен не только благодаря своему участию в Crazy Horse, но, в первую очередь, благодаря своему выдающемуся таланту и коллаборациям с другим великим музыкантом (и артистом Takamine) - Брюсом Спрингстином и его E Street Band. Важно отметить: сам Нильс считает важной составляющей своего успеха тот факт, что он не употребляет ничего из того, что может изменять сознание и управлять настроением. 

Запись Barn, должно быть, была достаточно комфортной для вас всех?

“Комфортной”, пожалуй, то самое правильное слово. Собраться вместе, спустя столько лет - в качестве друзей и в качестве одногруппников!.. Мы работали в самый разгар пандемии, но каждый из нас прошёл вакцинацию и тесты, поэтому я был уверен, что наша рабочая среда - безопасна. Ситуация была достаточно забавной: изначально мы просто собирались увидеться и “поиграть” в музыкантов недельку-другую. Нил планировал записать четыре, может - пять песен, но не мог остановиться писать материал. В итоге мы “зависали” вместе, делились свежими историями из жизни и просто наслаждались обществом друг друга, а также - играли много музыки. Это были волшебные две недели. 

Ты наблюдал за развитием карьеры Нила - от самых истоков до сегодняшних вершин. Что ты чувствовал, возвращаясь к Crazy Horse спустя 50 лет?

Для меня это какой-то запредельный уровень комфорта и признательности: я ощущаю себя частью семьи. Мне удалось поиграть на том же пианино, на котором в 18 я наигрывал "Southern Man", "Only Love Can Break Your Heart" и "Don't Let It Bring You Down"! Переживать это вместе с людьми, которые были с тобой всю твою жизнь - неописуемо круто!

Я записывал свой первый альбом с Crazy Horse, когда Дэнни ещё был жив. Воспоминания о тех временах - то, что порой может согреть мне душу в трудные моменты. Поэтому новые впечатления от совместной работы - важная часть меня и моей нынешней жизни.   

Что первое приходит тебе на ум из событий “Золотой Эры”?

Я случайно познакомился с Нилом, когда мне было 17. Спустя немного времени, я столкнулся с ним ещё раз - во время первого тура Crazy Horse в Калифорнии. Нил взял меня под своё крыло и представил продюсеру Дэвиду Бриггсу. Если коротко, после всех моих неудач в Голливуде, мне, наконец, улыбнулась удача. С Нилом мы быстро подружились, он стал мне как старший брат и наставник. Помню, как моя группа - Grin - стала основным коллективом, выступавшим в Topanga Canyon Corral: в один из вечеров Нил просто заглянул на джем с нами, и это было неописуемо!

Как ты в итоге оказался в E Street Band?

На протяжении многих лет я следил за творчеством Брюса, а в 84-м году, по счастливой случайности, смог оказаться у него на прослушивании. Брюс, правда, его таковым не считал, мы просто джемили пару дней к ряду, а тур, тем временем, стартовал через пять недель... Ещё я помню, как мы с Дэвидом (продюсером) ехали по горам Топанги, и я сказал ему: “Как же круто иногда перестать быть лидером группы. Когда ты главный, тебе приходится решать слишком много вопросов, которые не касаются музыки”. Скажем, я был ещё совсем молод, когда осознал, насколько важно иногда брать перерыв и играть с другими коллективами в качестве обычного музыканта. 

И Брюс и Нил - достаточно большие индивидуалисты в плане музыки. Как ты думаешь, какие качества помогли тебе так хорошо сработаться с ними?

Думаю, они оба похожи друг на друга. Ты не можешь избавиться от мыслей в духе “О Боже, я играю с Нилом Янгом, вот это да!”. Дело в том, что и Нил и Брюс - музыканты от природы, они родились, чтобы быть в группе. Они - и есть музыка.

Они давали нам много свободы, и это - положительный опыт. Что-то вроде ситуаций, когда кто-то из них говорил: “О, я не знаю, что нам сыграть, удиви меня! Сделай что-нибудь крутое!”. Как любил повторять наш продюсер Дэвид: “Просто делай вещи хорошо или проваливай”. 

Как ты можешь описать свою гитарную философию?

Ну, я часто играю пальцами: такая техника позволяет получить мягкое звучание, которого не добьёшься при помощи медиатора. Когда играешь большим пальцем по струнам, сразу же возникает дополнительные динамика и объём, к тому же, игра пальцами оставляет место для перкуссионных элементов.

Впрочем, всё целиком и полностью зависит от композиции, конечно. Если мы играем, например, "Shut it Down", я могу использовать “коготь” для большого пальца, который также здорово добавляет перкуссии в композицию. С другой стороны, у нас есть песня "Green is Blue": она настолько лиричная, что её я чаще всего мягко играю пальцами, чтобы создать соответствующее настроение.

К списку новостей